+7(4236) 69-22-60 | project@poligrafiyaunas.ru



Сапоги должен тачать сапожник…

С появлением фотографии искусство стало доступнее и… сложнее

Фотография – сравнительно молодой вид искусства, появившийся в 18 веке. Массовость же увлечение приобрело спустя 100 лет. А уже цифровой век подарил возможность миллионам людей приобщиться к этому искусству.

«Зеркалка» теперь такой же аксессуар для людей, как столетием раньше трость или зонтик. Молодёжь, устраивающая фото-флешмобы, туристы, фотографирующие достопримечательности, разного рода фото-гуру с мастер-классами, отдельные личности со селфи-стиками привлекают внимание не больше, чем дорожные знаки. Есть и есть. А с того времени, как в нашу жизнь вошли социальные сети, к фотохудожникам стал причислять себя, если не каждый третий, то уж каждый пятый точно.

Технология Дела Изобилие информации, в том числе графической, само по себе не зло. Но почему от одного фотоснимка бегут мурашки по коже, а на другой, казалось бы, идентичный, второй раз смотретьне хочется? И, вообще, не задавила ли массовость естественный отбор?

Если говорить о портретном фото, то принято считать, что душу любого человека можно увидеть в его глазах. Этим секретом нередко пользовались художники, стремясь через глаза показать сущность человека. Портреты Да Винчи, Ван Гога, Рубенса, Ваттса выразительны и эмоциональны. И каждый из мастеров уделял особое внимание глазам персонажа, будь то «Мона Лиза» да Винчи или «Автопортрет» Ван Гога – в обоих случаях внимание зрителя приковывается к взгляду... И возникают вопросы, каким был персонаж, о чём думал, как жил?

В большинстве случаев ответы видны уже под первым слоем. Реже, чтобы понять характер позирующего, приходится «копать» дальше, снимая шелуху первых впечатлений, вглядываясь сквозь поволоку затуманенного взора, направленного на тебя с полотна.

Интересно, что ещё в Древнем Египте художники и скульпторы уделяли особое внимание изображению глаз. По религиозным представлениям, с глазами связывалась способность воскрешения мертвых, поэтому статуи, помещавшиеся в гробницах, обладали магической выразительностью взгляда. Такое впечатление достигалось приёмом инкрустации или рельефной обводки по контуру век.

С тех пор искусство стало ближе. На смену мольберту и резцу пришла техника мгновенной передачи изображения на поверхность бумаги или – фотография. Любому, накопившему на сколько-нибудь приличную фотокамеру, стало доступно попробовать себя в роли художника.

Приёмы изменились. Принципы остались теми же. Искусство фотопортрета переживает сейчас новое рождение, связанное со скоростью срабатывания фотозатвора – клик-клик-клик – и готова серия. Выбирай лучший кадр. На одном – красивый жест, на втором – взгляд. Третий прекрасен сам по себе. Есть в нём что-то неуловимое. Выбирай…

И появились новые имена – Райан Пендлтон, Роман Шаленкин, Надя Берберович, Иван Балабанов – тысячи и тысячи новых имен. И на каждый клик – свой взгляд. И в каждом фото – своя прелесть. И у каждого кадра своя душа? А человек-то один? Как так?

А вот так. Человек один, но он разный в каждый момент: зачесалась плечо, закололо в боку – изменилась поза и выражение глаз – и это уже другой человек. Именно в эту секунду он другой.
И задача художника не изменилась, но стала гораздо сложнее – показать среди тысяч вариантов тот один. Единственный. Настоящий. Жизнь не ушла из глаз. Изменилась скорость восприятия. И то, что раньше занимало недели и месяцы, сейчас стало возможным в течение долей секунды.

А люди? А что люди? Да это ведь те же люди! «Напоминают прежних. Квартирный вопрос только испортил их…»

– Есть целый сегмент в фотографии, который новичкам стоит обходить стороной. По крайней мере, до тех пор, пока не будут на сто двадцать процентов уверены в успехе, – советует фотограф Оксана СОКОЛЕНКО. – Это, так называемая корпоративная фотосъёмка или «деловой портрет». И она не имеет ничего общего со съёмкой корпоративов и банкетов. Речь идет о работе с первыми лицами организаций или компаний: президентами, председателями советов директоров, глав партий и других политиков первого уровня. Тут любая ошибка может стоить фотографу репутации, а объекту – карьеры. Неправильно выставленный свет, неподходящая одежда, выражение лица, задний фон – самые часто встречающиеся ошибки. Более того, в подавляющем большинстве случаев фотопортреты, которые украшают городские билборды, рекламные буклеты и прочие публичные носители информации, можно приводить в качестве примера «как делать не надо».

Одним кадром фотограф должен показать сущность этого человека, вызвать к нему доверие или уважение. Как это сделать? Вот тут на помощь приходит взгляд. Взглядом в том числе, человек передаёт вовне свой внутренний мир. И если персонаж на фото вызывает негатив, зачем вообще фотограф брал в руки камеру?

К сожалению, часто так происходит, потому что процесс доверяют совершенно случайному человеку: секретарше, помощнику или тому, у кого есть более или менее приличная фотокамера. Помилуйте, это же глупо! Вы же не заставляете автослесаря подшивать брюки, – рассказывает Оксана.

С изображениями неодушевленных предметов всё ещё интереснее. Пока не было фото, художники терпеливо раскладывали на столе предметы, долго выбирали ракурс, цвета и выстраивали композицию. На пленэре живописцы искали необходимый угол, ждали нужного освещения. А потом садились за мольберт и рисовали, рисовали, рисовали, держа в памяти случайно или сознано ухваченный идеальный миг.
С тех пор, даже с появлением фотографии, мало что изменилось.
Ведь здание не заставишь принимать разные позы, реке не скажешь «замри!», овощи не могут улыбаться, а у черепа нет глаз. Стоп! Глаза-то как раз у черепа есть. Мёртвые. Но почему порой картины с предметами выглядят живыми? Почему картина или фотография заброшенного дома или ржавого остова автомобиля часто вызывают больше эмоций, чем снимок самой прелестной девушки? Ведь у них нет глаз, того «зеркала», которое, по общему мнению, передаёт душу…

А точно ли нет?

Направление индустриальной съёмки в нашей стране имеет богатую историю. Все большие стройки в Советском Союзе обязательно привлекали всеобщее внимание. О них писали в газетах, иллюстрируя лучшими фотоснимками. Многих промышленных художников знала в лицо вся страна, они сами нередко становились героями статей и фоторепортажей.

– «Глаза» неодушевленного предмета – действие, свет и цвет, – объясняет Оксана Соколенко. – Это то, что оживляет фотографию, превращает её из статичной картинки в динамичную. Это то, что передаёт «душу» объекта. Вот большой бульдозер. Что он делает? Если он стоит – это одно действие. Он стоит, но вокруг ветерок шевелит траву, по небу проплывает облако и преломляет солнечный свет, луч, проходя через облако, бликует на стекле или зеркале… Получается пастораль «Отдых бульдозериста».

А если этот же бульдозер, например, работает, движется? Ковш опущен, врезается в землю, сминает, толкает её перед собой, машина окутана клубами дыма и пыли, ревёт двигатель, вибрирует земля – динамика уже совершенно другая. И пасторальной эта картинка не будет.

Со зданиями тот же принцип: но тут динамика направлена не в пространство, а во время. Если, например, это строящееся здание, то нужно показать, заставить смотрящего задуматься, как будет выглядеть это здание после окончания работ? Как оно будет смотреться на завершающем этапе? Как через эту дверь будут ходить посетители, через окна – выглядывать сотрудники или жильцы? Как будет организовано движение машин вокруг здания, где будут тротуары или пешеходные дорожки? Огромную роль играет освещение и угол обзора – показать объект «живым», объёмным, существующим, в конце концов.

Вообще работа с неодушевленными объектами и сложнее, и интересней. Зданию действительно не прикажешь покрутиться. Поэтому крутиться приходится фотографу. Найти правильный угол съёмки, дождаться нужного освещения – иногда на работу с одним промышленным объектом может понадобиться не меньше недели. Поэтому, промышленный фотограф иногда и выглядит как турист – берцы, рюкзак, дождевик. Однако это того стоит. После пятого, десятого, сотого кадра ты видишь, что картинка начала «дышать». Приходит ощущение творения, вдыхания жизни, если хотите. Ощущаешь себя творцом, не «создателем», а именно «творцом», – подытоживает Оксана.

Возвращаясь к началу статьи, резюмируем: говорить о том, что «качество уступило количеству», похоже, рано. Массовость фотографии, доступность этого вида искусства нисколько не дискредитирует настоящих художников. Потому что просто иметь фотоаппарат мало. Как и любой признанный художник, растирающий краски и грунтующий холст, настоящий мастер фотографии по-другому видит мир. Более того, он точно знает, как показать то, что он видит, другим людям.

И неважно, что его указательный палец лежит не на ручке кисти, а на спусковой кнопке фотоаппарата.

Кто есть кто

Оксана СОКОЛЕНКО – фотограф.

Окончила факультет журналистики Амурского государственного университета. Сотрудничает с компаниями ООО «Либхерр-Русланд», ПАО «Находкинский судоремонтный завод», АО «Роснефтефлот», АО «Восточный порт». Профессиональная направленность: промышленная съёмка, съёмка техники, индустриальных объектов, корпоративная съёмка и деловой портрет.

Иннокентий ГАЙ

Пожалуйста оцените статью:

Голосов: 1 Рейтинг: 5